Правовые основы проверки дееспособности граждан при осуществлении нотариальных действий

Нотариальная палата города Нур-Султан

Главная » Статьи » Правовые основы проверки дееспособности граждан при осуществлении нотариальных действий

Правовые основы проверки дееспособности граждан при осуществлении нотариальных действий

В соответствии со статьей 43 Закона Республики Казахстан «О нотариате» при удостоверении сделок выясняется дееспособность граждан и проверяется правоспособность юридических лиц, участвующих в сделках на момент совершения нотариального действия [1].

Пункт 7 Правил совершения нотариальных действий нотариусами, утвержденных Приказом Министра юстиции Республики Казахстан от 31 января 2012 года № 31 (далее – Правила), содержит в себе следующие способы определения дееспособности физических лиц, обратившихся к нотариусу за совершением того или иного нотариального действия, которые нотариусом должны осуществляться в совокупности: 1) проверка документов, удостоверяющих личность, по которым нотариус определяет возраст обратившегося к нему лица; 2) визуальное восприятие нотариусом облика обратившегося физического лица; 3) проведение беседы с физическим лицом с целью собственной оценки нотариусом адекватности поведения физического лица; 4) проверка сведений в Единой нотариальной информационной системе (далее – ЕНИС) в государственной базе данных «физические лица», в том числе сопоставление предъявленных документов, удостоверяющих личность, наличие зарегистрированного брака, статус физического лица [2].

Свойство быть субъектом права, в том числе гражданского – одно из важнейших свойств человека и гражданина. Согласно п. 1 ст. 13 Конституции Республики Казахстан, каждый имеет право на признание его правосубъектности и вправе защищать свои права и свободы всеми не противоречащими закону способами.

Термин «правосубъектность» в Гражданском кодексе Республики Казахстан (далее – ГК РК) не используется. Но в науке права под правосубъектностью понимается совокупность, единство правоспособности и дееспособности, а эти понятия раскрываются в ст.ст. 13 и 17 ГК РК [3].

Дееспособностью граждан признается способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. По общему правилу в соответствии со ст. 17 ГК РК дееспособность гражданина возникает по достижению восемнадцатилетнего возраста. Достижение именно этого возраста неслучайно. В отличие от правоспособности как юридического свойства человека, непосредственно не связанного с его психическим состоянием, дееспособность требует наличия у гражданина достаточно развитых интеллекта и воли, способности осознавать свои действия и отдавать себе отчет в этих действиях. Поэтому дееспособность возникает у гражданина в полном объеме с наступлением совершеннолетия, когда человек может, как правило, поступать достаточно сознательно и разумно [4].

Исключением из общего правила наступления дееспособности в полном объеме с достижением совершеннолетия являются эмансипация и снижение брачного возраста в порядке статьи 10 Кодекса Республики Казахстан «О браке (супружестве) и семье» (далее – КоБС РК).

При этом, в качестве документов, подтверждающих статус дееспособности несовершеннолетнего лица в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет, помимо документов, удостоверяющих личность, нотариусом должны быть истребованы решение органа опеки и попечительства об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным либо решение суда в случаях отсутствия согласия родителей (одного из родителей), усыновителей (усыновителя) или попечителя объявить несовершеннолетнего полностью дееспособным, а также свидетельство о заключении брака в случаях снижения брачного возраста для такого лица.

В соответствии со ст.24 КоБС РК с прекращением брака (супружества) прекращаются имущественные и личные неимущественные права и обязанности супругов, вытекающие из их брачно-семейных (супружеско- семейных) отношений. При этом утрата лицом, не достигшим восемнадцатилетнего возраста, полной дееспособности в качестве последствий прекращения брака не указана, соответственно, даже в случае расторжения брака с лицом, для которого был снижен брачный возраст при вступлении в брак, такое лицо остается в статусе лица, обладающего дееспособностью в полном объеме.

Как мы уже отметили ранее, определение дееспособности лица нотариусом не ограничивается только лишь проверкой документов, удостоверяющих личность или документов, согласно которым лицо обладает полной дееспособностью. Грубые нарушения психического здоровья граждан могут быть выявлены в ходе беседы нотариуса с обратившимся к нему лицом, а также путем наблюдения за поведением человека во время подготовки проекта документа, ведения переговоров таким лицом со своим контрагентом в присутствии нотариуса и т.д. Нотариусом могут задаваться различные вопросы, касательно не только совершаемой сделки, но и вопросы, к примеру, об отношении к тем или иным событиям, происходящим в стране и в мире. Но не смотря на совокупность способов определения дееспособности физических лиц, указанных в Правилах, очевидно, что такая процедура проверки не дает гарантии установления дееспособности лица нотариусом ввиду ее несовершенства и отсутствия иных правовых средств проверки дееспособности лиц в момент совершения сделки.

Исследуя вопрос о дееспособности лиц с позиции признания сделок недействительными в порядке пункта 7 статьи 159 ГК РК, согласно которой сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина, но если при жизни у гражданина не было возможности для предъявления иска, после смерти гражданина по иску других заинтересованных лиц, мы обратились к изучению судебной практики. Зачастую в качестве доказательственной базы неспособности лица понимать значение своих действий в рассмотренных нами решениях судов за основу принималось заключение (а в случаях назначения повторных экспертиз, несколько заключений) экспертов. Особенно «страдают» сделки по удостоверению завещаний лицами пожилого возраста.

Так, по одному из рассмотренных нами судебных дел, в суд обратилась гр. Г – дочь умершей гр. П., скончавшейся в возрасте семидесяти семи лет по причине «отек головного мозга, сосудистая деменция». При жизни гр. П составила завещание, согласно которому все свое имущество она передавала своему внуку (племяннику обратившейся в суд гр-ки Г). Завещание было удостоверено нотариусом в присутствии двух свидетелей не перед самой смертью гр.П, а почти за шесть месяцев до таковой. В качестве доводов о признании завещания недействительным истец по делу указывал на болезнь Альцгеймера, и, как следствие, сосудистую деменцию, сахарный диабет 2 типа. Суд заслушав стороны, исследовав материалы дела, предоставленные сторонами, назначил по делу посмертную судебную психолого- психиатрическую экспертизу по состоянию здоровья умершей гр. П. Из заключения эксперта следует, что завещатель гр.П при жизни страдала хроническим психическим заболеванием: «Сосудистая деменция». В силу имеющихся нарушений психики в момент подписания завещания не понимала значение своих действий и не могла руководить ими. На основании указанного заключения эксперта, суд удовлетворил требования истца в полном объеме [5].

Казалось бы, завещание удостоверено нотариусом, применившим все способы, предусмотренные Правилами, в присутствии не одного, а даже двух свидетелей, не относящихся к числу наследников, совершенно посторонних и незаинтересованных в составлении завещания с таковым содержанием. Признание данной сделки недействительной только лишь подтверждает высказываемые уже на протяжении долгого периода времени нотариусами мнения о несовершенстве способов поверки и установления дееспособности обращающихся к нотариусу лиц, содержащихся в Правилах.

И это не единственный пример, когда за основу решения суда о признании сделки недействительной было взято заключение судебно- психиатрической экспертизы, проводимой как при жизни, так и посмертно. Признание сделок недействительными инициируется также и самими участниками сделок. Так, в решениях судов содержатся доводы истцов, которые сетуют на совершение ими сделки вследствие нахождения в состоянии, при котором он не мог понимать значение своих действий и руководить ими, что привело к утрате ими единственного жилища, сопровождающегося также ухудшением материального положения.

Однако, как быть нотариусам, которые повсеместно удостоверяют сделки с участием лиц престарелого возраста, а также лиц, хотя и состоящих на учете в психоневрологическом диспансере, но которые в момент совершения сделки ведут себя весьма адекватно и сомнений об их дееспособности у нотариуса не возникает? Исследованные решения суда о признании сделок недействительными являются подтверждением того, что правовых средств, вмененных нотариусам с целью проверки дееспособности граждан явно недостаточно, а определение дееспособности лиц нотариусом становится для него трудной задачей.

Целью судебно-психиатрической экспертизы в гражданском процессе является оказание максимальной помощи органам суда и следствия в решении вопросов, которые невозможно правильно решить без специальных психиатрических знаний. В гражданском судопроизводстве судебно- психиатрическая экспертиза назначается при решении вопроса о недееспособности лиц, совершивших сделку, и о назначении опеки [6].

То есть суд в целях надлежащего рассмотрения гражданского дела и вынесения решения, соответствующего требованиям гражданского процессуального законодательства, помимо исследования в совокупности представленных сторонами доказательств, приостанавливая производство по делу назначает судебную экспертизу, с тем, чтобы именно люди, обладающие специальными знаниями в области медицины, дали заключение о предполагаемом состоянии лица в момент совершения сделки. Процесс проведения экспертизы весьма трудоемкий, зачастую проводимый комиссионно.

Так, в психиатрии используется шкала PANSS, основной целью создания которой являлось создание стандартизированной, чувствительной, надежной и валидной психометрической методики оценки позитивных и негативных нарушений у больных шизофренией. Оцениваются такие проявления психического состояния личности, как расстройство мышления, возбуждение, подозрительность и идеи преследования, враждебность, эмоциональная отгороженность, малоконтактность и некоммуникабельность в общении и т.п.

Градация производится по проявлениям в поведении лица, свидетельствующим об отсутствии, наличии очень слабой, слабой, умеренной, сильной, очень сильной или крайней степени выраженности.

Нотариус не обладает правом назначения психиатрической экспертизы. Упоминание слова «экспертиза» в нотариальном законодательстве сводится лишь к случаям отложения совершения нотариальных действий на основании направления на экспертизу документов при наличии сомнений в их действительности.

Многие юристы, работающие с гражданами, встречаются с подобными проявлениями практически каждый день. Они могут являться особенностями характера человека, следствием тяжелого стечения обстоятельств, наличием противоречий между участниками отношений общей собственности, могут быть усилены болезнью, действием лекарственных или психотропных препаратов, могут быть предопределены возрастом лица, его недоверием к представителям юридической профессии, заранее сформированной установкой на несправедливость совершаемых юридических действий. При этом нельзя забывать, что проблемы дееспособности, вменяемости являются юридическими, а не медицинскими. И проведение соответствующей оценки требует от юриста, нотариуса дополнительных компетенций, не предусмотренных общепринятыми стандартами профессии. Ситуация усугубляется увеличением количества лиц, страдающих психическими расстройствами, расширением перечня состояний, которые специалисты оценивают с позиции умаления возможности гражданина адекватно оценивать совершаемые им действия.

Проблемы оценки состояния гражданина, обратившегося за юридической помощью к нотариусу, могут быть связаны с его личными причинами и конкретными фактическими обстоятельствами, которые в совокупности не позволяют прийти к однозначному решению вопроса о наличии волевого и интеллектуального признаков дееспособности. Однако есть и целые группы лиц, чье правовое положение фактически является неопределенным ввиду невозможности принятия однозначного решения вопроса о психофизическом состоянии гражданина в момент совершения сделки или иного юридического действия. Так, в качестве примера подобной группы можно назвать лиц, страдающих онкологическими заболеваниями и принимающих обезболивающие препараты, относящиеся к сильным опиоидам группы морфина. Несмотря на отсутствие у данных лиц ограничения дееспособности, реализация права на совершение юридически значимых действий с нотариальным удостоверением для них существенного ограничена. Некоторые исследователи затрагивали проблему старческой дееспособности, не позволяющей в отдельных случаях принять однозначное решение о способности лица осознавать в полной мере значение совершаемых действий.

В статье 41 Правил также содержится право нотариуса отложить совершение нотариальных действий в случаях необходимости истребования дополнительных сведений от физических лиц. Можно предположить, что в случаях наличия сомнений у нотариуса относительно ясности сознания, степени восприятия и понимания сущности совершаемой сделки, с целью определения дееспособности лица, являющегося стороной по сделке, нотариус может прибегнуть к процедуре отложения того или иного нотариального действия. Однако, при этом нотариусу необходимо вынести мотивированное постановление об отложении. Остается открытым вопрос этического характера вынесения такого постановления в случаях наличия сомнений относительно психического состояния лица. И даже если нотариус прибегнет к процедуре отложения нотариального действия при отсутствии согласия и добровольных действий со стороны лица, в чьей дееспособности усомнился нотариус, на запросы нотариуса медицинские организации ответить не вправе ввиду отсутствия нотариуса в перечне лиц, которым предоставляются такие сведения.

Сведения о статусе лица, имеющиеся в ЕНИС, также не являются подтверждением его ясного сознания в момент совершения сделки, так как дают нотариусу сигнал только в случаях уже вступившего в законную силу решения суда о признании гражданина недееспособным. Но зачастую лица, являющиеся инициаторами признания сделок недействительными по основаниям п.7 ст. 159 ГК РК, не обращаются в суд за признанием недееспособности при жизни участников сделки или до ее совершения, они заявляют об этом уже постфактум.

Нередки случаи обращения к нотариусу лиц, которые в момент совершения сделки намеренно скрывают факт нахождения на психиатрическом учете или же страдающих латентными хроническими заболеваниями, влияющими на ясность их сознания, которые в момент совершения сделки установить нотариус визуально просто не в силах. Нотариус не вправе обращаться в медицинские учреждения с запросом о нахождении лица на учете в психоневрологическом диспансере, не вправе принудительно истребовать от сторон сделки медицинские справки и заключения о состоянии их психики, не имеет доступа к медицинским сведениям о наличии тех или иных заболеваний, влияющих на понимание сущности совершаемых лицом действий. Получается, у него (нотариуса) «связаны руки» ввиду существующей врачебной тайны.

Обращение граждан к нотариусу за удостоверением сделок свидетельствует о доверии граждан к данному правовому институту как гаранту «чистоты сделки». Именно поэтому важно наделить нотариуса более объемными полномочиями по проверке дееспособности граждан с тем, чтобы надлежащим образом обеспечить интересы всех участников сделки. В качестве рекомендации считаем целесообразным осуществление тесного сотрудничества в рамках разработки алгоритма действий нотариуса в целях определения дееспособности лиц со специалистами и экспертами в области психиатрии, психологами, а также лицами, деятельностью которых является проведение инструментальных психофизиологических исследований на таком устройстве, как полиграф.

Представляется необходимым применение нотариусами средств аудио- и видеофиксации во время проведения сделок. Это могут быть маленькие переносные видеокамеры с креплением к монитору ноут-бука, как это применяется в Центрах обслуживания населения, либо камеры по типу устройств, крепление которых осуществляется на одежде сотрудников дорожной полиции. Нотариусом могут применяться и средства мобильных устройств (смартфон). Но прежде чем применить данные средства, ввиду отсутствия прямого указания об этом в законодательстве, нотариусу рекомендуется истребовать согласие участников сделки на проведение аудио-и видеофиксации с указанием наименования устройства, его серийного номера, а также иных идентификационных характеристик. Запись, сделанную во время совершения сделки можно перенести на диск, запечатать в конверт и прикрепить к договору или иному документу путем прошивки. Данные способы станут хорошим подспорьем для защиты интересов лиц, участвующих в сделке, а также подтверждением надлежащего проведения процедуры удостоверения сделки нотариусом. Применение средств аудио- и видеофиксации необходимо осуществлять во всех случаях удостоверения сделок, ведь, как мы уже все убедились, сделки признаются недействительными даже в тех случаях, когда, казалось бы, нотариусу не в чем было усомниться и ничто не предвещало таких негативных последствий.

Важно сплотиться всему нотариальному сообществу с тем, чтобы дополнить перечень способов и разработать эффективный алгоритм процедуры определения дееспособности лиц, по результатам которого граждане, уповающие на нотариуса, как на ключевую фигуру и гаранта соблюдения интересов всех участников сделки, могли быть уверенными в «чистоте» заключаемых ими сделок в нотариальной форме.

Список использованной литературы:

  1. (Закон Республики Казахстан «О нотариате» от 14 июля 1997 года №155 http://adilet.zan.kz/rus/docs/Z970000155_#z84);
  2. Правила совершения нотариальных действий нотариусами, утвержденных Приказом Министра юстиции Республики Казахстан от 31 января 2012 года № 31// http://adilet.zan.kz/rus/docs/V1200007447) ;
  3. (Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Казахстан (Общая часть) (Ответственные редакторы: Сулейменов М.К., Басин Ю.Г. https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1019750#pos=5;-270;
  4. Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Казахстан (Общая часть) (Ответственные редакторы: Сулейменов М.К., Басин Ю.Г. https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1019750#pos=534;
  5. Решение по гражданскому делу № 2-6163-18 от 21 июня 2018 Семейского городского суда восточно-Казахсанской области;
  6. Судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе. Руководитель судебно-психиатрического отделения Булегенова Н.А. // http://www.adilet.gov.kz/ru/leaflet/sudebno-psihiatricheskaya-ekspertiza-vgrazhdanskom- processe;
  7. Серова О.А. О проблеме оценки нотариусами дееспособности гражданина/ О.А. Серова// Нотариус. – 2016. — № 3. – С. 18-20_

Автор:

Частный нотариус города Нур-Султан:
Рябуха Ирина Ивановна

Адрес:

Телефон:

График работы: